Мельников. Дом культуры имени Русакова [VI/29291]

Дом культуры имени Русакова
Дом культуры имени Русакова
Тайник
Тип: Виртуальный
Класс: Архитектурный
Замечательные люди
Исторический
Техноген
Координаты
(видны только зарегистрированным пользователям)
Местность
Россия
Москва и Московская обл.
Сокольники р-н
Ближайший нас.пункт
Москва
Оценки тайника[?]
Доступность: 1
Местность: 3
Рейтинг
5.00Нашли: 15
Атрибуты[?]
Паспорт тайника
Экспорт точки
Фотоальбом тайника
Показать на карте
Больше карт
Поделиться тайником
План здания
План здания
Здание дома культуры в советское время
Здание дома культуры в советское время
Зрительный зал
Зрительный зал
Автор: ComradeTi
Создан: 16.04.2023
Опубликован: 16.04.2023
(отредактирован: 01.04.2024)

Описание окружающей местности

Константин Мельников — классик русского архитектурного авангарда, советский архитектор, получивший мировую известность, человек из будущего, нарушивший все градостроительные нормы, существовавшие в первой половине XX века. По его проектам были созданы самые необычные здания, многие из которых мы и сейчас можем увидеть в Москве. Предлагаю Вам данную серию тайников, посвящённых творчеству К. Мельникова.

С другими не менее интересными проектами К. Мельникова, не входящими в серию, Вы можете ознакомиться в следующих тайниках :

Клуб фабрики «Свобода»

Ново-Сухаревский рынок

Дом-мастерская архитектора

Клуб Дорхимзавода имени М. В. Фрунзе

ЦПКиО им. А. М. Горького

Павильон «Махорка» 

Клуб завода «Каучук»

Дом культуры имени И. В. Русакова (изначально — Клуб Русакова Союза Коммунальников) — здание рабочего клуба на пересечении улиц Стромынка и Бабаевская в Москве. Было построено в 1929 году для работников Союза коммунальников по проекту архитектора Константина Мельникова. Является объектом культурного наследия России и входит в перечень Всемирного фонда памятников архитектуры. По состоянию на 2018 год в здании работает Театр Романа Виктюка.

История

В ранний советский период клубы стали частью новой государственной программы, направленной на образование индустриальных рабочих, а в 1920—1930-е годы заняли важное место в градостроительной системе новых социалистических городов. На Петроградской общегородской конференции рабочих клубов в 1920 году определили главные общественные функции домов культуры (ДК): учреждения должны были способствовать развитию драматических кружков, музыкального воспитания масс, изобразительного искусства и музейного дела, физического воспитания и спорта. Изначально клубы занимали пустующие помещения — особняки, церкви или другие здания, утратившие свою функцию после революции. В 1926 году президиум Московского городского совета профсоюзов принял постановление об обязательном отчислении 10 % культурного фонда для строительства клубов и дворцов культуры в рабочих центрах и новых районах города. Архитекторы начали массово получать заказы от профсоюзов на разработку зданий. Некоторые профсоюзы издавали сборники типовых проектов клубов, однако они не давали чёткого представления о принципах проектирования в каждом конкретном случае — окончательное решение по планировке здания и его внешнему облику оставалось за архитектором.

На 1927 год промышленные профсоюзы Москвы и Московской области профинансировали тридцать новых клубов, девять из которых предполагалось возвести в столице. По причине сжатых сроков строительства профсоюзы не устраивали открытых конкурсов, а чаще отдавали заказы архитекторам напрямую. Константин Мельников, успевший заработать репутацию новатора, осуществил проекты шести московских клубов: ДК имени Русакова и Фрунзе, клуб Дулёвского фарфорового завода, «Свобода», «Каучук», «Буревестник». Заказ на клуб поступил от Союза коммунальников для рабочих расположенного рядом Сокольнического трамвайного парка и вагоноремонтных мастерских. Дом культуры получил имя революционера и одного из руководителей Сокольнической организации большевистской партии Ивана Русакова, в честь которого названы трамвайное депо, улица и набережная в Москве. После Великой Отечественной войны систему мобильных ширм демонтировали. В 1970-е годы фойе клуба облицевали мрамором. В 1987-м здание признали памятником советской архитектуры. 31 марта 1990 года в ДК прошёл первый съезд партии ЛДПР. В клубе долгое время работали бесплатные кружки и детский театр. В 1996 году помещение было передано в аренду Театру Романа Виктюка при условии, что организация проведёт реставрацию памятника за свой счёт. Однако это условие осталось невыполненным, а часть здания сдали в аренду ресторану «Бакинский дворик».

Вскоре клуб был включён в список особо ценных объектов Всемирного фонда памятников архитектуры и получил от него грант в размере 20 тысяч долларов. На эти средства сделали ремонт кровли и отопительной системы здания, начали реставрацию оконных блоков. Однако на полноценное восстановление памятника суммы гранта не хватило. Следующая реставрация началась в 2008 году по инициативе правительства Москвы, но выделенных денег снова оказалось недостаточно для завершения работ. В 2012 году Департамент культуры Москвы объявил конкурс на проведение ремонтно-реставрационных работ здания, которое к тому времени находилось в аварийном состоянии. Заказ получила архитектурно-строительная компания «Доминанте». Подрядчиком выступило ООО «АМ-Строй». На полную реставрацию памятника было выделено 152 миллиона рублей. С началом работ Театр Виктюка и ресторан попросили покинуть помещения, однако владельцы последнего отказались закрываться. Директор ресторана предложила профинансировать реконструкцию здания, вложив в это 15 миллионов долларов, при условии, что Театр Романа Виктюка не вернётся в ДК, а в его помещениях будет организован центр детского досуга, финансируемый сетью ресторанов. Предложение предпринимателя было отклонено, и ресторан покинул помещение. Последующая реставрация длилась три года. В 2013-м Владимир Жириновский объявил о намерении использовать здание клуба для своей партии, поскольку именно там прошёл первый съезд. Однако официального заявления Роману Виктюку направлено не было, и реставрация с последующим приспособлением под театр продолжилась. В ходе работы были восстановлены заложенные кирпичами окна, отреставрированы исторические стулья и надпись на фасаде «Профсоюзы-школа коммунизма», созданы гримёрные комнаты, холл для зрителей, новые хозяйственные помещения, заменены системы тепло- и водоснабжения, а также установлено современное звуковое и световое оборудование для сцены, построен специальный лифт-подъёмник для людей с ограниченными возможностями, наличие которого не предусматривалось в первоначальном проекте. Общий бюджет проекта реставрации составил 500 миллионов рублей. В 2015 году реставрация дома культуры была завершена. Здание торжественно открыл мэр Москвы Сергей Собянин.

Архитектурно-планировочное решение

Здание расположено на небольшом участке и имеет форму сектора — в продолжение зрительного зала, занимающего 70 % общей площади помещения. Эта постройка Константина Мельникова — первое в мире сооружение, где балконы амфитеатра вынесены наружу и размещаются в характерных выступах на фасаде. Внешние формы клуба напоминают часть шестеренки, что бросается в глаза с первого взгляда. По задумке Мельникова, здание должно было служить для массовой культурной работы — спорта, театра и лекций и поощрять самоорганизацию. Пол партера имел слабый уклон и позволял легко убрать складные стулья, спроектированные архитектором. Зал был выполнен светлым, с узкими вертикальными окнами. Винтовая лестница установлена в глубине сцены в треугольной нише (именно она видна с заднего фасада в виде остроугольной кирпичной башенки). В целях увеличения сценариев использования помещения архитектор разработал проект движущихся перегородок. По проекту три балкона могли отделяться от главного зала вертикальными ширмами, образуя отдельные аудитории на 180 человек. Таким образом, вместимость зала варьировалась от 250 до 1500 посетителей. Для реализации идеи потребовалась помощь специалистов-механиков, поскольку рядовые инженеры не имели опыта строительства спускных затворов для стен и консолей со значительным выносом. В 1920-е годы для выполнения подобных задач требовалась технологическая инновация. Конструкцию движущихся перегородок разработал Н. И. Губин. Из-за большого количества сложных инженерных решений архитектор не сразу смог согласовать проект в Моссовете. В трёх верхних залах движущиеся стены имели следующую конструкцию: на высоте, несколько превышающей рост человека, стена была разделена пополам. Верхняя, бо́льшая её часть, при помощи электромотора, размещённого на стене зала, поднималась вверх, описывая полукруг. Одновременно с этим нижняя часть стены, соединённая с верхней системой стальных тросов, опускалась вниз. Обе части стены были уравновешены, при этом вес каждой из них составлял около 4 тонн. В двух нижних залах «живая стена» весом около 3 тонн представляла собой цельную раму, опускающуюся вниз при помощи двух вращающихся винтов, приводимых в движение одним электромотором.

Средний ярус зрительного зала имел плоский пол и мог трансформироваться в пространства для кружковой работы — отдельных помещений для этого Константин Мельников не проектировал. Первый этаж был отведён для служебных помещений. В здании также находились библиотека, кружковые помещения и спортивный зал, который позднее переделали в фойе. Вход в здание осуществлялся снизу, а для выхода можно было использовать наружный балкон с двумя пристроенными к нему лестницами. Таким образом, архитектор удовлетворял условиям пожарных норм и экономил на пространстве для эвакуационных выходов. Отделка фасада была основана на чередовании трех типов поверхностей: красной кирпичной кладки и двухцветной штукатурки — серой и белой. Перила террасы, сделанные из газовых труб, первоначально были светлыми. Согласно проекту, оконные переплёты должны были быть изготовлены из металла, но материала не хватило, и их сделали деревянными. Такие рамы обладали низкой несущей способностью, вследствие чего были заложены кирпичами вскоре после начала эксплуатации здания.

Архитектура клуба спровоцировала дебаты среди современников. Проект критиковали из-за неудачного положения бельэтажа, с которого искажалась видимость сцены. Другим недостатком проекта было то, что железобетонные балки, поддерживающие углублённые части партера, глушили звук и ухудшали слышимость на балконах. Отмечалось также несоответствие функций здания — зрительный зал занимал практически всё помещение, оставляя недостаточно места для кружков, а спортзал в финальном варианте отсутствовал. В 1932 году, когда официальным методом в архитектуре СССР был признан социалистический реализм, здание объявили примером формализма в архитектуре. После 1936-го Константин Мельников перестал получать крупные заказы на строительство и фактически был отлучён от профессии.

Источники

https://um.mos.ru/houses/klub_soyuza_kommunalnikov_imeni_i_v_rusakova

https://ru.wikipedia.org

От автора: Также хочу порекомендовать очень интересный видеоролик про этот клуб - Видеоролик

Описание тайника


Поддержи игру!


Сообщить о проблеме с тайником Сообщить об опечатке

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Спрятать все Показать все

ЖЖ и Chuma (08.07.2024 15:30:08)
Второй вопрос совершенно не в кассу, хотя и у кассы :) Без него было бы чуть лучше.
Savil (04.07.2024 20:43:05)
Долго не мог разобраться с ошибкой, но ее раз внимательно прочитав описание тайника все стало понятно.
Natic (18.10.2023 22:54:27)
Solo (18.10.2023 22:39:02)
delia и shimp (16.10.2023 09:06:33)
Feodor (06.09.2023 18:41:32)
Aleslav (02.09.2023 20:42:42)
chiston (28.05.2023 22:21:07)
Steelrat🐭 (30.04.2023 12:44:22)
Julia voyager (24.04.2023 12:29:15)
DenSol (20.04.2023 20:32:36)
Natic (18.04.2023 23:24:31)
mmm1863 (18.04.2023 14:06:59)
Сообщение об ошибке в тексте тайника


Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Геокэшинг в соцсетях

Поддержи игру!

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.