Сообщение об ошибке в тексте тайника


Крымская шахта [MS/23259]

Без подписи
Без подписи
ТАЙНИК
Тип: Пошаговый традиционный
Класс: Замечательные люди
Исторический
Природный
Прогулка
Техноген
Размер: Нормальный
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Россия
Крым Авт. Респ.
Бахчисарайский р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Синапное, Верхоречье, Научный, Гурзуф
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 3
Местность: 5
РЕЙТИНГ
5.00Рекомендаций: 1Нашли: 1
АТРИБУТЫ [?]
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ФОТОАЛЬБОМ ТАЙНИКА
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Без подписи
Без подписи
В сердце Крымских гор
В сердце Крымских гор
Без подписи
Без подписи
На руинах санатория
На руинах санатория
Автор: DisaV
Создан: 02.05.2019
(отредактирован 18.07.2019)
Компаньоны: Sirena

Описание окружающей местности

Военные неудачи осени 1919 г., приведшие к отставке руководителя Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта А. И. Деникина, истощили ресурсы Крыма и лишили «белое» движение выхода к сырьевым базам, в том числе угольным. Сворачивалась и помощь союзников, разуверившихся в успехе. В этих условиях новый главнокомандующий, барон П. Н. Врангель, вынужден был использовать возможности, ранее остававшиеся невостребованными.

С 80-х годов XIX в. ушлые люди повадились копать в окрестностях Коушинско-Пикинской лесной дачи «чёрный янтарь» – гагат. И делать из него всякие полезные мелочи, вроде пуговиц, мундштуков, чёток и бус. Благо, не слишком твёрдый камень легко поддавался обработке, а при полировке давал красивую блестящую матовую поверхность. Лесники периодически гоняли добытчиков с казённой земли и изымали самовольный «улов». Со временем в казарме в Симферополе скопилось 13 ящиков этого добра. Горное управление Южной России даже отбирало из них образцы для отправки за океан – на Всемирную выставку в Чикаго, в составе коллекции южных минеральных богатств. Поднимался вопрос об организации артели по обработке поделочного камня.

Но заинтересовал гагат совсем иных промышленников. Дело в том, что по сути это не что иное, как разновидность каменного угля. Так почему бы здесь не оказаться и углю, подходящему для топки? Наличие его в верховьях Альмы предсказывал сам академик П. С. Паллас. И в 1881 г. геолог П. Давыдов обнаружил его месторождение на северо-западном склоне горы Бешуй, в верховьях балки Чуин-Елга. Вот он – крымский уголь! Но… качество не радовало – уголёк оказался молодым, среднеюрским. Золы давал много, а тепла не очень. К тому же коптил жутко. Да и залежи не поражали масштабом – четыре пласта протяженностью по простиранию всего 1100 м, а по падению 350—400 м. Ориентированы меридионально и падают на запад под углом 40—45°. И только два верхних «Биюк» и «Эки-Хат» стоят того, чтобы их копать.

Но Врангелю привередничать не приходилось. Паровозам и кораблям требовалось топливо. Обнаружив в симферопольских архивах отчёты геологоразведки, Пётр Николаевич, выпускник Санкт-Петербургского Горного института, оценил представившуюся возможность и отдал распоряжение о разработке Бешуйских копей. Первый местный уголь поступил в Севастополь 12 апреля 1920 г.

Однако извлечь уголь на поверхность – это ещё полдела. Нужно ведь доставить его к потребителю, а до ближайшей станции Лозово-Севастопольской железной дороги километров тридцать. И это напрямую, через горы. С изгибами дороги выходило все сорок. Да и не навозишься на лошадях. Гужевой транспорт лимитировал добычу 240 тоннами в месяц, что позволяло удовлетворить аппетит лишь двух десятков "овечек" (наиболее распространённых паровозов серии "Ов").

Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе, или железная дорога. Но тянуть полноценную ветку не было ни сил, ни времени. В таких случаях выручает «узкоколейка». С уменьшением колеи (а заодно и с применением «облегчённых» требований к объектам) значительно сокращается объём работ.

Бытует версия, что рельсы и шпалы взяли из запасов, завезённых ещё до Первой мировой войны для прокладки южнобережной железной дороги, с помощью которой собирались связать Севастополь с Ялтой. Однако это не так – для строительства снимались подъездные пути соляных промыслов, что весьма отрицательно сказалось на вывозе продукции. Но кое-что из старых железнодорожных заготовок всё же пригодилось – маршрут узкоколейки частично совпадает с проектом Ялта-Бахчисарайской ветки 1897 г.

Как ни торопил Врангель строителей, но завершения дороги он так и не дождался. Да и сама добыча угля вскоре оказалась парализованной. Партизанские отряды "красных" и "зелёных" периодически наведывались к шахтам. То рабочих разгонят, то инструмент унесут. Для охраны узкоколейки и Бешуйских копей на станцию Сюрень пришлось отвести из Джанкоя "броневспомогатель" "Желбат-2" (лёгкий бронепоезд с оборудованием для починки путей, вагонами-складами, мастерской, жилыми теплушками и единственной бронеплощадкой на 8 станковых пулемётов). Из экипажа выделили отряды для охраны объектов. Но и это не спасло. 1 сентября 1920 г. 3-й Симферопольский повстанческий полк под командованием П. В. Макарова (ещё недавно бывшего адъютантом генерала Май-Маевского, а ныне подавшегося в "зелёные") при поддержке "красного" Альминского отряда (командир С. Захарченко (Забияченко)) атаковали копи и взорвали вход в одну из шахт и подъёмник. А 8 ноября началось наступление Южного фронта Красной армии, вынудившее остатки "белых" к спешной эвакуации.

После ухода Врангеля из Крыма перед красными возникла та же проблема с углём. Проблема состояла не только в возобновлении добычи угля, но больше в его вывозе. С целью её решения Крымский ревком приказом № 133 от 17 декабря 1920 года возобновил строительные работы на железнодорожной ветке, соединявшей станцию Сюрень с Бешуйскими копями. Спустя четыре месяца, 28 апреля 1921 года, железнодорожная ветка вошла в строй, и с её помощью добытые в январе — августе 1921 года 160 тысяч пудов бешуйского угля доставлялись во все районы Крыма. Координировала работу по добыче и распределению топливных ресурсов в Крыму созданная Крымским ревкомом 23 декабря 1920 года Крымская чрезвычайная топливная комиссия. Так у пятигорбой горы Бешуй вырос небольшой славянский посёлок шахтёров.

Какое название носил посёлок при Бешуйских копях, пока не выяснено — ни в одном официальном документе до 1976 года оно не обнаружено. В настоящее время этот исчезнувший посёлок именуется Шахты. На карте 1922 года обозначена станция Копи — конечная на узкоколейке, проложенной от станции Сюрень, на карте 1938 года — шоссе (узкоколейка уже не обозначена) через Сюрень — Синапное — Коуш упирается в безымянное место добычи каменного угля, соответственно условному знаку. В художественной и мемуарной литературе времён Великой Отечественной войны употреблялось название посёлка Чаир — например, в книге командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма Михаила Македонского «Пламя над Крымом», но в официальных документах такое название пока не обнаружено, нет его и в указе о переименовании 1948 года.

                                                       *        *        *

Во время Великой Отечественной войны, 4 февраля 1942 года, за поддержку партизан и укрывательство красноармейцев, 15 жителей села были убиты немецкими карателями и полицаями из местных добровольцев деревни Коуш (Шелковичное), остальные вывезены в Бахчисарай и, по сообщению газеты "Красный Крым", также расстреляны, а посёлок сожжён.

В Государственном архиве Республики Крым хранится машинописная копия акта об уничтожении этого посёлка, который составлен партизанами сразу же после совершения карателями преступления.

Знакомясь с этим документом, необходимо обратить внимание читателей на следующее. В первом абзаце акта уничтожения посёлка Чаир ошибочно указана дата, когда его жители Сайдулаев А. Е. и Кузнецова А. П. появляются в партизанском отряде раньше тех событий, участниками которых они стали в подвергаемом разгрому карателями посёлке. Подобную ненамеренную ошибку можно оправдать чрезвычайно сложной военной обстановкой в тылу врага, в которой командованию Бахчисарайского партизанского отряда нужно было оперативно решать вопросы жизни и смерти своего формирования и принимать по ним исключительно ответственные решения, когда на мелкие ошибки (описки) в документах не обращали серьёзного внимания.

Орфография и пунктуация документа соответствуют подлиннику.

«А К Т
Мы, нижеподписавшиеся, командир 4 партизанского отряда Калашников, комиссар Фартушный, нач. штаба Чухлин, оперуполномоченный ОО Кобрин и жители поселка Чаир Бахчисарайского района гр.гр. Олейникова П.П., Олейникова Н.М., Кузнецова А.П., Зайцев С.С., Пешая О.Г., Лелека Г.К., Сайдулаев А.Е., Сайдулаева А.Е. составили настоящий акт в том, что

2-го февраля 1942 года прибежавшие в 4-й отряд из поселка Чаир в 10.00 утра Сайдулаев Анатолий Емельянович и Кузнецова Анна Прокофьевна сообщили о том, что назначенный немцами староста поселка Литвинов Алексей Никифорович в 4.00 утра сбежал из поселка в дер. Коуш к вооруженной банде из татарского населения. До этого дня приходившие в поселок карательные отряды немцев и дружинники грозили населению поселка о расправе над ними за их сочувствие и помощь партизанам. Бегство старосты явилось очевидно сигналом для расправы над жителями поселка.

4.2.42 в 6.30 утра гитлеровский карательный отряд «СС» в количестве около 250 чел. сопровождаемый проводниками из числа предателей татар-дружинников во главе с Ягья Смаилом окружили со всех сторон поселок Чаир и начали свою зверскую расправу над мужчинами, женщинами и детьми. Выгнав всех жителей из квартир и заставив их вынести все ценное и согнав скот, фашистские изверги согнали всех женщин с большинством детей к шоссе, а мужчин и несколько детей построили во дворе поселка. После этого гитлеровцы приступили к поджиганию всех домов поселка. В одном из домов находились раненые красноармейцы т. Кожедуб и Дидель Семен Иванович, которые сгорели, так как их гитлеровцы не разрешили вынести жителям. Отобрав из строя мужчин – 6 чел., среди которых были Заяц Семен Степанович, 14-летний Сайдулаев Анатолий Емельянович, гитлеровцы во главе с офицером повели их к северной стороне поселка к глубокому 15-метровому лесистому обрыву, где офицер приступил к расстрелу мужчин. При первом выстреле в рабочего Никитина Ивана Заяц и Сайдулаев бросились в обрыв, начали спасаться бегством, что им и удалось несмотря на обстрел. Сайдулаев при побеге был ранен, остальных 3-х человек так же, как и Никитина расстреляли. На этом озверевшие фашистские изверги не остановились и приступили к расправе над остальными жителями: мужчинами, женщинами и детьми. 

Бандиты расстреляли:

1. Жукова Николая 1907 года рождения, рабочего шахты,
2. Петрик Федор Митрофановича 1897 г., рабочего шахты,
3. Маслова (имя не установлено) 1887г., рабочего шахты,
4. Пономаренко Максима 1897 г. и его сына
5. Пономаренко Романа 1926 г.
6. Захарова (имя не установлено) 1886 г. и его детей
7. Александра 1926 года рождения,
8. Виктора 3-х летнего ребенка.
9. Камышного Митрофана 1902 г.
10. Уткина Александра 1911 года.
11. Бадаева Василия, 1895 г.
12. Плишко Василия, 1924 года.
13. Бондаренко (имя не установлено) 1860 г.
14. Мартышевского Павла и его жену
15.Мартышевскую Любовь (последняя расстреляна во время конвоирования женщин по шоссе).

Среди расстрелянных партизанами были найдены тяжело раненые, оставшиеся в живых: Рябчиков Василий Тихонович 14 лет и Агапов Федор Иванович 1907 года, инженер-геолог.

Во время конвоирования женщин с детьми в село Коуш из под охраны бежали 5 женщин, которые были обстреляны, но спаслись:

1. Сайдулаева Анна Григорьевна.
2. Олейникова Прасковья Прокофьевна с дочерью 11 лет.
3. Олейникова Нина Михайловна.
4. Кузнецова Александра Прокофьевна.
5. Каспарова Вера Прокофьевна с грудным ребенком.
6. Кузнецова Анна Прокофьевна.

Все остальные женщины с детьми в количестве 32 чел. вместе с вещами скоро были угнаны в Бахчисарай для расправы. Большинство из этих женщин были женами партизан и красноармейцев. Высланная засада партизанами на дорогу для отмщения гитлеровским извергам убила несколько человек их, но из-за малочисленности отряда в бой не вступила. Спасшиеся из под расстрела жители поселка в ответ на зверство фашистов вступили в отряды партизан. Все партизаны, узнавшие о фашистском разбое и уничтожении поселка, поклялись еще больше активизировать свои действия в борьбе с кровавым фашизмом и предателями татарами (дружинниками).

Командир отряда Калашников.
Комиссар – Фартушный.
Нач. штаба Чухлин.
Опер. уполномоченный ОО – Кобрин.

Жители поселка Чаир Бахчисарайского района:

Олейникова П.П., Олейникова Н.М., Кузнецова А.П.
Зайцев С.С., Пешая О.Г., Лелека Г.К., Лелека Н.К.
Сайдулаев А.Е., Сайдулаева А.Е.»

Об исключительной важности для советских партизан посёлка Чаир пишет в своей книге «Крымские тетради» в прошлом начальник штаба партизанского соединения, а затем командир объединённого партизанского района в Крыму И. З. Вергасов. 

«Рабочий поселок Чаир. Это недалеко от него мы нападали на целый дивизион. Это в нем были наши глаза и уши: старый шахтер Захаров, его внук, шестнадцатилетний Толя Сандулов… Не было случая, чтобы они не предупредили партизан об опасности.
От поселка лучом расходятся лесные дороги. Много отрядов вокруг: Бахчисарайский, Красноармейский, Евпаторийский, Алуштинский, Симферопольский-первый, Симферопольский-второй, Симферопольский-третий, и ко всем отрядам идет от Чаира тайная тропа.
Чаир – наш нервный узел. Мы берегли Чаир…»


Далее Вергасов даёт такую характеристику патриотам – жителям посёлка Чаир: «Нельзя никому простить трагедию Чаира. Так настроен весь наш штаб, настроены все партизаны… помню многих жителей - таких наших, что готовы были вытянуть из себя жилу за жилой, чтобы только помочь лесным солдатам. Они знали, на что шли их мужья и сыновья, которые дрались в партизанских отрядах».

Справедливым ответом на карательную акцию, осуществлённую немцами и их прислужникам из местных добровольцев в отношении Чаира, было нападение четырёх партизанских отрядов в составе пятисот человек на «распроклятый Коуш». Перед операцией И. З. Вергасов со своей штурмовой группой пришёл на руины Чаира. 

«Мы сняли головные уборы и постояли перед свежей могилой, потом смотрели на развалины.
Комиссары не говорили зажигательных слов, командиры еще глубже затягивались самосадом, партизаны прощупывали карманы: хватит ли гранат.
Мы бежали на Коуш и нас не могли остановить никакие доты…».

                                                       *        *        *

Шахты Бешуйских копей действовали до конца 1940-х (в это же время сняли последние рельсы и с узкоколейки), выдав на-гора в 1945 году 7 тыс. тонн угля, хотя есть неподтверждённые сведения, что добыча продолжалась до конца 1950-х годов. Шахтёрский посёлок расселили к 1976 году, по завершении строительства Загорского водохранилища, как оказавшийся в санитарной зоне, на картах же до 1980-х годов обозначался посёлок Крымский, который, скорее всего, самостоятельной административной единицей не являлся (на топокартах обозначался условным знаком «нежилые постройки»).

Противотуберкулёзный санаторий «Крымский» и посёлок обслуги, очевидно, существовали под названием Шахты после прекращения угледобычи и ликвидации шахтёрского посёлка, сам же санаторий был упразднён в 1984 году, в связи с включением прилегающей территории в состав заповедника. Усадьба санатория находилась примерно в 3,5 километрах западнее собственно шахт.

(при подготовке описания использованы тексты Максима Бахто, Валерия Борисова, и другие материалы из открытых интернет-источников)

Описание тайника

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Сообщить о проблеме с тайником Сообщить об опечатке Спрятать все Показать все

DisaV (18.07.2019 13:59:41)
Савостiан = Севастьян. Так-то, Степаныч. ;)
Sad (18.07.2019 12:29:04)
"Также стоит посетить старинную могилу лесника Мушинского Иосифа Севастьяновича..
"Вообще-то, следуя надписи на плите, отчество Савостьянович (Мушынский Iосиф Савостiанович).
deli kaplan (12.07.2019 15:15:16)
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.