Сообщение об ошибке в тексте тайника


Пиратский клад на Мого-Мого [TR/21847]

Без подписи
Без подписи
ТАЙНИК
Тип: Традиционный
Класс: Исторический
Природный
Размер: Маленький
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Панама
Жемчужные острова р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Saboga
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 4
Местность: 5
АТРИБУТЫ [?]
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Поделиться тайником
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Автор: DisaV
Опубликован: 30.07.2018
Создан: 09.03.2018
(отредактирован 31.07.2018)
Компаньоны: Sirena

Описание окружающей местности

Пиратство в Америке было порождением острой политической и экономической конкурентной борьбы между Испанией, с одной стороны, и Англией и Францией – с другой. На рубеже XV–XVI веков Испания завладела огромной частью Американского континента и, ревностно защищая свои интересы, пыталась отстранить остальных конкурентов, претендующих на несметные богатства, таящиеся в недрах американских земель. Главным образом это было золото и серебро, добываемые преимущественно в Перу (включая территорию современной Боливии), и в меньшей степени – в Мексике. Испанцы фактически монополизировали право на товарообмен. Практически весь товар, завозимый испанскими судами из Испании в Америку, производился в Англии, Франции и других европейских странах. В свою очередь, Англия и Франция, где интенсивно развивалась промышленность, стремились освоить новые рынки за океаном. Они активно совершенствовали торговый флот, укомплектовывали суда командами, которые должны были превзойти испанцев в искусстве судовождения.

Конкуренты Испании в торговле и колониальной политике, торгуя с новыми испанскими колониями в Карибском море, сначала применяли мирную тактику. Они отправляли туда суда, груженные товаром, одеждой и домашней утварью. Первое такое плавание было предпринято французами в 1506 году. Англия же начало торговле положила экспедицией Джона Рата в Санто-Доминго в 1527 году по указанию Генриха VIII. Испания не была способна (как, впрочем, и не особо желала) обеспечить американских колонистов достаточным количеством товаров, даже по неоправданно высоким ценам. Поэтому спрос на английские и французские изделия был достаточно велик, что привело к оживленной торговле контрабандным товаром, которую даже поощряли некоторые испанские должностные лица. Но ужесточение королевского запрета, ограничивающего права нелегальных иностранных коммерсантов в испанской Индии, заставило мирных английских и французских торговцев стать агрессивными. Многие из них превратились в морских разбойников и грабителей-мародеров, представляющих прямую угрозу испанским судам и портам. К 1540 году пиратство стало процветающим ремеслом в Карибском море при более или менее открытой поддержке английского и французского правительств.

В Карибском море, с его значительной островной территорией, большая часть которой находилась в руках англичан, французов и голландцев, было достаточное количество безопасных гаваней, где пираты и каперы могли избежать преследования и свободно тратить награбленные деньги в разнузданном веселье, а также беспрепятственно пополнять провиантом свои суда для последующих набегов. Всё богатство, которое вывозилось из Америки в Испанию на громоздких и неуклюжих судах, неминуемо пересекало эти воды, и нет нужды говорить, что определенная его часть становилась легкой добычей изголодавшихся «морских волков». Также лакомыми кусками, привлекающими внимание флибустьеров и постоянно подвергающимися нападениям с их стороны, были многие незащищённые испанские поселения вблизи побережья. Карибское море настолько изобиловало соблазнами, что флибустьеры наводнили его. Конкуренция стала такой жесткой, что некоторые из этих морских роверов были вынуждены отступить в воды Тихого океана («Южное море», Mar del Sur, как именовали его испанцы).

Но прежде чем встать на вожделенный путь грабежа и разбоев в Тихом океане, пираты сталкивались с трудностями другого рода, порой непреодолимыми. Сначала им было необходимо либо пересечь джунгли Центральной Америки и захватить испанское судно в Тихом океане, либо пуститься в опасное плавание через Магелланов пролив или вокруг мыса Горн, которое часто длилось больше года. Иногда, уже находясь в Южном море, пираты, не имея дружественных портов, которые могли бы служить им прибежищем, как в Карибском море, были вынуждены скитаться по морю в поисках пустынной бухты или острова для починки судна и пополнения запасов воды, рискуя при этом быть захваченными. В случае, когда им улыбалась удача и они захватывали добычу, у них не было никакой возможности насладиться плодами грабежа, не совершив одинаково как утомительный, так и опасный рейс назад, в Карибское море или в Европу.

Большую часть испанского богатства представляло серебро, которое было трудно транспортировать из-за его веса, а задача сухопутного переноса такого груза через перешеек оказывалась почти невыполнимой. Но, возможно, самой большой трудностью для пиратов было пополнение продовольственных ресурсов. С этой целью они были вынуждены долгое время проводить на вражеском побережье, где было сравнительно небольшое количество ферм, а рогатый скот, пытаясь оградить от набегов, колонисты уводили вглубь страны. Зачастую доведенные до крайности пираты, для того чтобы пополнить провиант, обменивали на него своих пленников. А участь, ожидавшая их здесь в случае поимки, оказывалась ещё более незавидной, нежели это было в Карибском море.

Короче говоря, пиратство в Тихом океане было под силу только самым выносливым. В течение столетия лишь военные эскадры или полуофициальные экспедиции с солидной финансовой поддержкой были способны входить в Южное море, и уж точно нигде на западном побережье Америки количество корсаров никогда не приближалось к их численности в Карибском море. Лишь немногим из числа джентльменов удачи, отважившихся искать эту самую удачу в здешних водах, посчастливилось стать сказочно богатыми. Большинство же возвращались домой с пустыми руками, а то и вовсе не возвращались.

*     *     *

Джону Оксенхэму, или Окснаму, принадлежит слава первого в истории иностранного врага испанской короны в водах Тихого океана. Он был родом из зажиточной девонширской семьи и командовал одним из судов Фрэнсиса Дрейка во время его экспедиции в Карибское море в 1572–1573 годах. В июле 1572 года Дрейк совершил набег на поселение Номбре-де-Диос – конечный пункт карибского серебряного пути вдоль Панамского перешейка. В начале следующего года Дрейк, сопровождаемый Оксенхэмом, вернулся и пересёк перешеек приблизительно на расстоянии одной лиги (5 километров) от города Панама. По дороге пиратам улыбнулась удача, и они смогли захватить караван из мулов, груженный перуанским серебром, и именно после этого и Дрейк, и Оксенхэм поставили себе целью совершать набеги на испанские поселения и грабить суда, крейсируя в девственных водах Южного моря. Об Оксенхэме нам известно очень немногое, но из небольшого количества доступных источников следует, что он был талантливым и компетентным навигатором с большим воображением и храбростью, натурой необузданной и человеком, довольно сильно подверженным власти собственных эмоций.

По возвращении в Англию после панамского набега Оксенхэм снарядил судно водоизмещением приблизительно в 140 тонн и выплыл из Плимута в 1575 году с командой, состоящей из 70 взрослых матросов и юнг. К концу года они приплыли к северному побережью Панамы, где Оксенхэм возобновил свой предыдущий союз с симаронами – беглыми негритянскими рабами, которые жили в джунглях и вели спорадические военные действия против испанцев. Пиратское судно было вытащено на берег и укрыто в зарослях мангровых деревьев, а Оксенхэм с командой и симаронами через джунгли и горы пешком преодолели путь в 12 лиг к верховью реки Чукунаке, притока Туйры, несущей свои воды в залив Сан-Мигель в Тихом океане. Здесь они провели несколько недель, строя пинас – полубаркас с 45-футовым килем, вооружённый двумя маленьким орудиями, которые пираты буксировали за собой через джунгли. Они пустили свой пинас вниз по течению и, выплыв в Южное море, взяли курс на архипелаг Жемчужных (Королевских) островов, простиравшийся прямо вдоль морского пути в Панаму с юга.

После десяти дней, проведенных в засаде, Оксенхэм захватил свой первый трофей – маленькое судно, идущее из Кито в Панаму с 60 тысячами песо в золоте и большим запасом продовольствия на борту. Шесть дней спустя пираты захватили второй барк – большое парусное судно, идущее из Перу, на котором находилось 100 тысяч песо в серебряных слитках. Испанцы не были вооружены, и можно представить себе их изумление при неожиданном появлении врага. Одним из пассажиров на борту захваченного барка была женщина, в которую, со слов сэра Ричарда Хокинса, Оксенхэм сразу влюбился. Хокинс в своих воспоминаниях придавал слишком большое значение этому роману, считая его основным источником всех будущих неприятностей и злоключений Оксенхэма. Чарльз Кингсли (1819–1875), английский священник и писатель-романист, опираясь на версию Хокинса, сочинил весьма романтичный рассказ об этой любви пирата.

Совершив набег на поселения ловцов жемчуга на архипелаге, и вернувшись на материк с трофеями, Оксенхэм отпустил захваченные суда и освободил всех своих узников, кроме испанской леди, которая сама пожелала остаться вместе с ним. Это стоило ему дружбы с симаронами, которым он ранее обещал передать всех испанских пленников, а слухи о его милосердии быстро дошли до властей Панамы, тем самым известив о его присутствии (по словам Барни и Мазефилда, Оксенхэм ограбил негров – ловцов жемчуга, которые и поведали о нём в Панаме).

Президент аудиенсии Панамы снарядил четыре галиота – быстроходные парусные галеры – с сотней солдат под командованием Хуана де Ортеги, который настиг флибустьера в заливе Сан-Мигель около устья той самой реки Туйра, по которой пираты прибыли в «Южное море». Сальвадор де Мадариага в своем произведении «Падение испанской американской империи» говорит, что испанцы при Педро-де-Ортеге настигли пиратов «во вторник на Страстной неделе 1577 года», – это единственная точная дата, связанная с экспедицией Оксенхэма, которой мы обладаем. К этому моменту в команде Оксенхэма царил разлад. По всей видимости, Оксенхэм успел рассориться не только с симаронами, но и со своими людьми, которые были недовольны дележом награбленного. Во время отступления произошло несколько стычек с перестрелками, в результате которых была убита половина англичан. Остальные же, вместе с Оксенхэмом, бежали, оставив награбленные сокровища, которые таким образом вновь оказались в руках испанцев, и направились через перешеек к базе, где их должны были ждать провизия и судно, на котором искатели удачи прибыли в Карибское море...

Тем временем власти Номбре-де-Диос обнаружили судно Оксенхэма, скрытое на северном побережье. Когда пираты добрались до своей базы, обнаружилось, что испанцы увели судно и уничтожили все запасы. И вновь пиратам помогли симароны, которые предоставили инструменты и материалы, с помощью которых англичане начали мастерить новое судно. Однако здесь многие пираты умерли от лихорадки, а в середине 1578 года, когда в живых осталось только 18 человек, они были пойманы испанскими солдатами и привезены в Панаму. Десятерых пиратов повесили на главной площади Панамы. Оксенхэм предъявил каперскую грамоту, поэтому пиратских главарей – самого Джона Оксенхэма, капитана Томаса Ксервэля и лоцмана Джона Батлера – не повесили сразу, а перевезли в Лиму, где передали в руки инквизиции... В конце сентября 1580 года их по обвинению инквизиции казнили как еретиков. Пощадили испанцы только пятерых молодых матросов, которых продали в рабство.

Описание тайника

Содержимое тайника

Сокровища пирата Джона Оксенхэма.


Интернет-блокнот

RSS-канал интернет-блокнота тайника Сообщить о проблеме с тайником Сообщить об опечатке
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Геокэшинг в соцсетях

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.