Танковый брод [TR/16548]

Без подписи
Без подписи
Тайник
Тип: Традиционный
Класс: Исторический
Природный
Размер: Неизвестно
Сезонные ограничения отсутствуют
Координаты
(видны только зарегистрированным пользователям)
Местность
Россия
Орловская обл.
Новосильский р-н
Ближайший нас.пункт
Бидьково
Оценки тайника[?]
Доступность: 3
Местность: 3
Рейтинг
5.00Нашли: 9
Атрибуты[?]
Паспорт тайника
Экспорт точки
Фотоальбом тайника
Показать на карте
Больше карт
Поделиться тайником
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Автор: Aleslav
Создан: 23.11.2014
Опубликован: 30.11.2014
(отредактирован: 30.11.2014)
Компаньоны: Feodor, Dionis57

Описание окружающей местности

 Тайник посвящён прорыву обороны Орловской немецкой группировки. 

Орловско-Мценская операция представлена во многих военно-исторических и мемуарных изданиях. При знакомстве с ней у многих складывалось впечатление, что эта операция была главной, определяющей и наиболее успешной в рамках операции «Кутузов». С этим нельзя не согласиться, если брать во внимание успехи, достигнутые на Орловском направлении: промежу­точный результат - освобождение Мценска и конечный результат - освобождение Орла.

 Естественно, планирование наступательной операции войск 3-й и 63-й армий на Орловском направлении проходило в тесной взаимосвязи с планированием операций, прежде всего, на Бол­ховском, а затем на Хотынецком и Кромском направлениях.

 Известно, что командующий Брянским фронтом генерал-полковник Маркиан Михайлович Попов решил:

а)         силами 61-й армии (командующий генерал-лейтенант Павел Алексеевич Белов) прорвать неприятельскую оборону на правом крыле фронта. Затем, наступая дальше, во взаимодействии с войсками 11-й гвардейской армии (командующий генерал-лейтенант Иван Христофорович Баграмян)предстояло окружить болховскую группировку и наступать на Орел с севера, а ча­стью сил, совместно с 3-й армией, изолировать и разгромить мценскую группировку врага;

б)         силами 3-й армии (командующий генерал-лейтенант Александр Васильевич Горбатов) и 63-й армии (командующий генерал-лейтенант Владимир Яковлевич Колпакчи)прорвать обо­рону противника, а затем, введя в бой на участках прорыва сильные подвижные группы, концен­трическими ударами с севера и юга на Орел окружить и уничтожить группировку противника, оборонявшуюся восточнее Орла.

По овладении городом Орлом войска Брянского фронта должны были немедленно и энер­гично развивать наступление на запад в направлении Карачева и Брянска.

Ударная группировка армий состояла из шести стрелковых дивизий, четырех танковых полков прорыва, одного танкового полка, одного танкового корпуса, четырех самоходных артиллерийских, двух истребительных и одного минометного полков.

Намечалось, что в первый день наступления 63-я армия выйдет на рубеж Желябуг - Калга- новка (15-16 км), во второй - па рубеж Моховое - Ненлюево - Каменка (30-32 км) и в третий - на рубеж Ермолаево - Павлово - Становой Колодезь Новопетровка (42 -44 км).

В ходе подготовки крупнейшей наступательной операции лета 1943 года Генштаб и Ставка ВГК провели замену некоторых командиров и командующих дивизиями, армиями и фронтами, офицеров в штабах. Предпочтение отдавалось наиболее опытным генералам, имеющим практику участия в наступательных операциях, самостоятельно мыслящим, не боящимся рисковать. Так, 20 июня командование 3-й армией принял на себя генерал-лейтенант Александр Васильевич Горбатов, имеющий огромный жизненный опыт, не сломленную в архипелаге ГУЛАГ стальную волю, «прямой, как штык», в отстаивании своего мнения.

В своих мемуарах «Годы и войны» генерал Горбатов описывает дни, предшествующие наступлению:

«К оформлению этого плана приступили еще за месяц до моего прибытия в 3-ю армию. Мне оставалось только детально ознакомиться с ним, проверить, что по плану сделано, Я побывал у соседей. Съездил на плацдарм, с которого будет наступать 63-я армия.

В первых числах июля на Брянский фронт прибыл представитель Ставки маршал Г.К. Жуков. Собрал всех командиров на КП 63-й армии.

Докладывая о готовности своей армии, я попросил разрешения высказать свое мнение о предстоящей операции. У меня возникло сомнение: удастся ли одной 63-й армии прорвать вражескую оборону? Немцы Орловскому выступу придают большое значение. Само собой разумеется, что участок против нашего плацдарма они укрепили особенно сильно (ведь для того и плацдарм, чтобы с пего наступать!).

- Я вношу предложение: отвести нашей 3-й армии самостоятельный участок для прорыва. Причем прорывать оборону противника будем с форсированием реки в районе Измайлово, Вяжи. Отвлекая внимание противника, заходя к нему в тыл, мы поможем 63-й армии, облегчим ей выполнение задачи.

Развивая дальше свою мысль, я выразил уверенность, что если нам удастся прорыв обороны противника, то танковый корпус и армию лучше будет ввести в нашей полосе - здесь будет меньше противотанковых препятствий, чем на участке плацдарма.

Сначала Г.К. Жуков отнесся с недоверием к моим предложениям. А относительно ввода в полосе нашей армии танковых соединений даже заметил с усмешкой:

- Вы, товарищ Горбатов, всё хотите действовать по-кавалерийски, налетом, шапками закидать противника.

Но, подумав немного, сказал:

- Пожалуй, было бы неплохо, если бы всё получилось, как Вы предлагаете. Но планирование уже закончено, а до наступления осталось мало времени, и Ваша армия не успеет изготовиться.

Я заверил, что успеем. Меня поддержал командующий фонтом. После этого Жуков согласился и передал нам одну из трех артиллерийских дивизий, отобрав её у 63-й армии»6.

Правдивость слов Горбатова не вызывает сомнений. Таким образом, в план Орловско- Мценской наступательной операции всего за несколько дней до её начала были внесены очень существенные изменения. А ведь этот план разрабатывался в Оперативном управлении Генштаба. Его детально изучил начальник Генштаба А.М. Василевский, который утверждал план у Сталина.

Интересно, как бы развивались события по первоначальному плану, отработанному штабом Брянского фронта? План был утвержден членами Военного совета: командующим - генералом Поповым, генералами Сандаловым и Мехлисом. Сконцентрированный удар огромных сил, сосредоточенных в одном месте - на участке прорыва фронта, с последующим введением подвижных бронетанковых сил, готовых действовать на оперативном просторе, думаю, был более перспективен, чем удар в двух местах, что вело к распылению сил. Так, собственно говоря, и получилось. Прорвать фронт на большую глубину войскам 3-й и 63-й армий не удалось.

   При подготовке наступления особое внимание  уделялось насыщенности войск артиллерийскими соединениями - три артиллерийские дивизии, имевшие в своем составе 15 артиллерийских и 3 минометные бригады. Впервые в составе фронта появляются части самоходной артиллерии (САУ-76, САУ-122 и САУ-152). Большинство минометных частей, имевших на вооружении минометы крупного калибра (120-мм), было сведено в отдельные минометные бригады и полки. Гвардейские минометные части РГК (установки БМ-13, БМ-30 и БМ-31 («катюши»), объединенные в дивизии и бригады, представляли собой внушительную силу. Перед штабным командованием фронта стоял вопрос: как незаметно для авиации противника разместить эту армаду стальных стволов и гвардейских минометов PC.

После того как артиллерийские части прибывали в районы предполагаемых боевых действий, штабы и офицеры этих частей приступали к изучению маршрутов выхода артиллерии в позиционные районы и определяли количество дорог, необходимое для одновременного выдвижения артиллерии в назначенные районы.

 Форсированно велись работы по оборудованию наблюдательных пунктов и огневых позиций. К началу наступления в армиях были оборудованы артиллерийские наблюдательные пункты (из расчета 4 пункта на 1 км) и открытые огневые позиции (из расчета 10 позиций на 1 км фронта). Подготовка такого большого количества этих сооружений не давала возможности противнику заблаговременно определить численность группировки нашей артиллерии.

Размещение материальной части артиллерии в позиционных районах производилось так, чтобы обеспечить наибольшую досягаемость огня всех систем, а также использовать огонь тяже­лых гаубиц на наиболее выгодных дальностях для разрушения сооружений противника.

Штабы танковых частей и соединений изучили районы сосредоточения танков, маршруты их движения и районы выжидательных позиций. Они разработали план взаимодействия с пехо­той, артиллерией и авиацией при форсировании водных преград, при прорыве обороны против­ника, а также решили вопросы материально-технического обеспечения.

После этого командующие армиями провели военные игры на ящиках с песком. С коман­дующими артиллерией стрелковых корпусов и дивизий, с командирами артиллерийских полков и их штабами были отработаны вопросы наступления стрелкового корпуса и дивизии, усилен­ных большим количеством артиллерии, в условиях сильно пересеченной местности, с форсиро­ванием водных преград.

Для отработки вопросов взаимодействия с пехотой и танками артиллерийские командиры провели рекогносцировки совместно с общевойсковыми начальниками.

В подготовке к предстоящему сражению за Орловский плацдарм особое внимание уделялось материально-техническому снабжению войск Брянского фронта.

Склады располагались вдоль основных железнодорожных магистралей. Будучи связанными с войсками развитой сетью грунтовых дорог, они обеспечивали бесперебойное снабжение войск материальными средствами.

Пропускная способность железных дорог намного возросла по сравнению с зимой 1942-1943 гг. и полностью обеспечивала потребности войск. Помимо основных автомобильных - шоссейных и профилированных - дорог (Тула - Мценск, Тамбов - Елец - Ливны - Новосиль), к началу операции была подготовлена широкая сеть армейских грунтовых дорог, которые способствовали обеспечению войск материальными средствами в полном объеме.

Перевозка грузов на склады и к войскам осуществлялась по твердому графику. Для этой це­ли войска Брянского фронта ежедневно использовали до тысячи автомашин.

Фронтовые автобатальоны в основном были заняты перевозкой боеприпасов, горючего, прод- фуража. Одновременно перевозились маршевые команды, направляемые в армии, и целые вой­сковые соединения.

Чтобы скрыть от противника направление потоков грузов и тем самым не позволить врагу обнаружить сосредоточение наших ударных группировок, грузы подвозились к вой­скам только ночью. Днем на важнейших дорогах разрешалось движение к линии фронта лишь одиночным машинам. На армейских и фронтовых дорогах была установлена жесткая служба регулирования.

 Все фортификационные работы производились войсками только ночью. Чтобы скрыть направления главных ударов наших войск и приковать внимание противника к второстепенным участкам, создавалось большое количество ложных и запасных окопов, траншей, огневых пози­ций артиллерии и других сооружений.  Также при наведении переправ была примена  хитрость - это мосты проложенные под водой. Так ночью скрытно к месту переправы подвозился извястниковый камень и насыпался на дно реки. Такие мосты были не видны с воздуха, что обепечивало скрытность подготовки главного удара. На второстепенных участках в 3-й и 63-й армиях артил­лерия выдвигалась на огневые позиции, пехота и танки сосредоточивались к переднему краю. Но после прибытия в исходное положение танки и орудия тотчас же заменялись макетами и скрытно отводились в тыл. На дорогах, идущих к переднему краю, практиковалось усиленное движение автомашин с зажженными фарами. По радио и телефону передавались новые ложные позывные. Этими мероприятиями удалось ввести противника в заблуждение. Впоследствии та­кие расчеты полностью оправдались.

Всё было готово к дню «X» - дню нашего перехода в историческое наступление. Как видно из вышесказанного, ему предшествовала горячая пора ответственной подготовки. В целом хоро­шо была изучена вся система обороны противника. Об одном танкисты и действовавшие с ними саперы не знали точно - о состоянии минных полей врага. За это пришлось позднее расплачи­ваться срывом первой атаки всей дивизии, кровью танкистов и пехотинцев.

Согласно плану, утвержденному командующим армией, саперам в последнюю ночь предстояло проделать по 10-12 минных проходов на каждый танковый полк. Было приказа­но иметь в первой боевой линии три танковые роты и в резерве - но одной. Задача для сапе­ров оказалась практически невыполнимой. Противник не позволил им проделать даже трех проходов для силовой разведки. У них кроме ручного миноискателя да малой саперной ло­патки больше ничего не было. Подвижные взрывные заряды, противотанковые тралы появи­лись позднее.

Четыре месяца армия готовилась к наступлению, и, несмотря на столь длительный срок, противник так и не разгадал её намерений. Пленные, захваченные в ходе боев, показывали, что враг знал о нашей подготовке к наступ­лению, но не мог выяснить, где и когда оно начнется. 

На участке прорыва обороны противника войскам 63-й армии также была поставлена задача: 11 июля провести разведку боем. О том, как это происходило, стало известно из документов 129-й стрелковой дивизии. Она в числе первых начала прорыв к Орлу и в ночь с 4 на 5 августа освобождала город.

Совершив ночной марш, в ночь на 10 июля стрелковые полки дивизии скрытно сменили части 5-й стрелковой дивизии и, сосредоточившись на западном берегу Зуши по рубежу Пруды - Шуй­ское - Чернышино, заняли исходные позиции для наступления.  

11 июля усиленный батальон 518-го полка под командованием майора П.М. Смульского по­шел в разведку боем в направлении командной высоты 240,2. «Шапка» - так называлась среди бойцов и командиров эта высота.

После короткой, но мощной артподготовки батальон ворвался в траншею противника и к се­редине дня очистил её от врага. Развивая успех, наши бойцы двинулись вперед и в отдельных местах заняли вторую траншею.

Майор П.М. Смульский, возглавлявший штурм высоты, получил приказ: закрепиться на достигнутом, быть готовым к отражению контратак противника, постараться втянуть гитлеров­цев в затяжной бой. Фланги его батальона надежно прикрыли артогнем, а траншеи и ходы сооб­щения завалили «ежами» из колючей проволоки и заминировали. Как и следовало ожидать, за­вязался бой, в ходе которого выявлялась огневая система врага, его инженерные сооружения, были захвачены пленные. Наступил вечер. Бой стал затихать. Батальон, отбив несколько силь­ных контратак, прочно удерживал свой рубеж и тем самым успешно решил поставленную перед ним задачу. Полученные данные принесли большую пользу не только 129-й дивизии, но и всей 63-й армии генерала Колпакчи.

«В 4.00 12.07.43 г. началась мощная артподготовка из двух тысяч орудий и минометов. Много­численные группы бомбардировочной и штурмовой авиации непрерывно висели в воздухе, сбрасывая бомбы, штурмуя расположение противника.

В 5.40 после мощного залпа PC пехота 235 и 380 сд перешла в атаку.

114 тп, приданный 235 сд, не смог переправиться в Малое Измайлово ввиду слабого грунта на спуске к переправе и распоряжением командарма был направлен в обход через переправу у Вяжи .

Преодолевая упорное сопротивление противника, пехота стала медленно продвигаться вперед. С 7.30 начались налеты авиации противника по боевым порядкам пехоты, по переправам в Из­майлово и Вяжи СС, по ОП артиллерии и по району расположения НИ командарма севернее Вяжи СС. Всего участвовало до 120 самолетов Ю-87 и Ме-110.

Во время артподготовки на участке прорыва, на других участках фронта армии против Мценского плацдарма, севернее его в районе Бабенково 1-е и южнее в районе Грошев, Глазково, Красных Кручь была поднята на широком фронте дымовая завеса с демонстративной целью, од­новременно на всех этих участках был открыт сильный арт.-мин. и руж.-пуль. огонь. Это вызвало усиленный ответный огонь со стороны противника и передвижение к фронту отдельных подраз­делений противника на автотранспорте из Болхова на Тельчье».

Вскоре плацдарм у Измайлово, захваченный силами 235-й дивизии, и плацдарм у Вяжей, с которого вели наступление части 380-й стрелковой дивизии, соединились своими границами. На объединенный плацдарм стали переправляться части и соединения второго эшелона 3-й ар­мии. Началось сражение за расширение и углубление его границ с тем, чтобы уже с него повести решительное наступление и прорвать оборону противника на всю её глубину.

К 11.00 12 июля части 380-й и 235-й стрелковых дивизий очистили первую (прибрежную) полосу обороны противника. 380-я стрелковая дивизия, используя успех своего соседа справа - 235-й дивизии, - быстро продвинулась правым флангом вперед и, овладев ни Ивань, завязала бои за Грачевку. Теперь подразделения левого фланга 380-й стрелковой дивизии соединились с подразделениями правого фланга 129-й стрелковой дивизии, наступавшими с плацдарма у За- душного, с которого повели наступление и соединения 63-й армии. Таким образом, к середине первого дня наступления войска 63-й и 3-й армий Брянского фронта захватили первую, очень важную полосу обороны врага, проходившую по высотам западного берега Зуши. Два плацдарма, которые имелись ранее, соединились между собой, а также с границами третьего плацдарма - у Измайлово, захваченного в ходе первых часов наступления силами 235-й стрелковой дивизии. Теперь он представлял полосу, тянувшуюся вдоль западного берега реки Зуши от нп Березовец до нп Знаменка. На него переправились части 380-й и 235-й стрелковых дивизий 3-й армии; 250, 287, 5, 348 и 129-й стрелковых дивизий 63-й армии, а также танковые полки. Разворачива­лось и набирало силу невиданное сражение по фронтальному наступлению на Орел. В тече­ние дня в боях границы плацдарма расширялись и углублялись.

   Как вспоминает начальник штаба 129-й стрелковой дивизии Павел Иванович Курсов, в этот день к командному пункту неожиданно подъехала легковая машина, из неё вышел мар­шал Г.К. Жуков. Командир дивизии полковник И.В. Панчук доложил, как развивается наступ­ление. Маршал остался доволен, но заинтересовался показаниями пленных и попросил уточнить отдельные моменты обстановки.  Продолжайте. Начали хорошо,- протягивая И.В. Панчуку руку, сказал на прощание мар­шал. - Не давайте фашистам передышки. Натиск и еще раз - натиск!

Между тем полки 129-й дивизии начали штурмовать вторую полосу обороны. Ошеломлен­ные гитлеровцы, придя в себя и подтянув из глубины резервы, стали оказывать организованное сопротивление, неоднократно переходили в контратаки. Ожесточенный бой завязался за господ­ствующую высоту 240,9 и расположенную в километре к западу от неё деревню Большой Мали­новец. Враг хорошо понимал, что потеря такою важного опорного пункта, прикрывающего пози­ции дивизионных резервов, создает условия для прорыва всей обороны, и попытался остановить наш натиск. Обстановка осложнилась еще и тем, что перед второй позицией танки непосредст­венной поддержки пехоты наткнулись на мины и были вынуждены вести огонь с места.

В полосе наступления 348-й стрелковой дивизии полковника И.Ф. Григорьевского первые эшелоны танков 11-го и 12-го танковых полков М.И. Сиганова и М.И. Ильюшкина при поддержке самоходных 152-мм установок 1535-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка подполковника П.Е. Кривовида прорвались через передний край обороны противника, по­теряв здесь на минах незначительное количество танков, но не сумели провести за собой пехоту (она залегла перед проволочными заграждениями врага). Устремившись вперед без сопровожде­ния «царицы полей», они вскоре перед второй траншеей наскочили на сплошное минное поле противника, и большая часть танков подорвалась. Поэтому пехотинцы 1170-го и 1174-го стрел­ковых полков этой дивизии, отсеченные от танков огнем автоматов, пулеметов и мощным артил­лерийско-минометным огнем гитлеровцев, вынуждены были вести длительный и тяжелый бой за первую траншею в одиночестве, без поддержки танков. Но всё же первая траншея врага к этому времени оказалась в наших руках.

Подведя итоги первого дня можно констатировать:

а)             в первый день был захвачен плацдарм на западном берегу реки Зуши с населенным пунк­том Измайлово;

б)            боевые действия по прорыву вражеской обороны с плацдармов у Евтехово и у Вяжей за­кончились не прорывом обороны противника (а в соответствии с поставленными задачами должны были прорвать оборону на глубину до 12 км - 3-я армия и до 16 км - 63-я армия), а рас­ширением этих плацдармов в ширину и глубину;

в)  в конце дня все три плацдарма (у Задушного, Вяжей и у Измайлово), в результате боевых действий войск Колпакчи и Горбатова по их расширению, были объединены и представляли со­бой единый плацдарм длиной 32 км и глубиной 6-8 км.

До освобождения Орла оставалось 24  героических дня. 

Источник:Е.Е. Щекотихин Орловская битва -два года:факты, статистика, анализ.

Описание тайника


Сообщить о проблеме с тайником Сообщить об опечатке

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Спрятать все Показать все

Оса777 (11.08.2020 17:01:57)
Ехали к тайнику через заброшенную деревню - дорога не очень, возвращались через поля - дорога хорошая укатанная, только в дождь не надо ездить. Памятный камень нашли сразу, лихо поднялись к тайнику, а спускаться оказалось сложнее. Коробочка лежит в пне, без пакета, мы с собой пакет не взяли, кто поедет следующий заверните. Место с костровищами, есть где поставить палатки, вблизи людей нет.
Интересно исследовать область, спасибо.
TG71 & No4noi_oxotn1k (14.10.2019 16:12:49)
Попали в место брода практически в годовщину военной операции в компании Макса и Сцветки 14.07.2019. Долго колесили, пока искали, как лучше подъехать. Были даже мысли добраться вплавь, когда увидели на противоположном берегу группу байдарочников- поняли, что они там не просто так сделали остановку. Памятник оказалось найти даже сложнее, чем заветную коробочку)) нашли сразу две!
Автору спасибо))
norik (29.09.2019 18:27:33)
макс и сцветка (16.07.2019 10:51:17)
МАРСЕАНе (28.06.2019 09:19:28)
Shavini (24.05.2015 12:30:52)
Сообщение об ошибке в тексте тайника


Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Геокэшинг в соцсетях

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.